четверг, 9 февраля 2017 г.

Маленькое черное платье.

Перестань намекать на постель -
Ведь проблем не решают объятьем.
Я сегодня надену Шанель –
Буду
__в маленьком
_______черном
_____________платье.

Хватит «гнать» романтичную чушь.
Видишь, лед уже в виски растаял?
Ах, какая нестойкая тушь…
Только плакать у нас – против правил.

Где ты ангелов видел с тату?
С интеллектом таким аморальным?
Так старался, а выбрал не ту…
Что ж бывает… не все идеальны.

Шпилька – больше, чем просто каблук…
Это высь! И стремление к звездам!..
И давай обойдемся без рук,
Ведь – увы – приручать меня поздно…

Лучше битва, чем мир взаперти.
Это тайна всех маленьких женщин:
Из двух зол, что стоят на пути,
Выбрать то, что покажется меньшим.

Стоп! – не чокаясь, выпьем до дна
За любовь! / а сквозь зубы «Проклятье!»…/

Беззащитна. И этим сильна.
В этом
___маленьком
_______черном
___________платье.

© Велма

Ты больше не любишь меня? Да?

И потом...когда ты уже совсем перестаешь плакать и ждать, Он вдруг заскакивает к тебе на огонёк. Дескать, чайку попить.
А в твоей голове с годами все выстраивается предельно четко: за что купила - за то и продаю. Мол, если хочет чайку...
Отчего ж не по чайку...
Губы кусаешь, сигарету ломаешь. В окно - за которым ни зги! - то и дело смотришь. Воду кипятишь, чайник завариваешь.
Кружку побольше из буфета достаешь. Спрашиваешь, между делом:
- Твоя?
Не дожидаясь ответа, заварку наливаешь...
А он сидит - утомленный, удивленный, нахлобученный по самые плечи как воробей. Скатерть поглаживает, зажигалкой щелкает...
- Ты больше не любишь меня? Да?
- Балда...

— Юлия Надеждинская "Дамский дневник".

Я тебя рисую...

Я тебя рисую кофе
очень мелкого помола
на больших листах бумаги
белых-белых
черным-черным.

Я тебя рисую дымом
в ровных стыках темных комнат,
в тесных офисных пространствах
и в палитрах длинных улиц
ослепительно-прозрачным.

Я тебя рисую песней
в полутемных шумных залах -
чувственно, тягуче, нежно,
проникая точно в душу
серебристым и печальным.

Я тебя рисую сердцем…
я рисую.
я художник.
без кистей и акварелей
я....

Хочу к тебе....

...хочу к тебе.
у нас дубак и хмуро.
машину вот с утра не завела...
такси мою замёрзшую фигуру
укутало лохмотьями тепла...

...хочу к тебе.
и чаю с бергамотом.
и чтоб легли на плечи не мешки,
набитые ответственной работой,
а две большие добрые руки.

...хочу к тебе.
хочу, холодным носом
уткнувшись между шеей и плечом,
назло пессимистическим прогнозам
оттаять и не думать ни о чём.

...хочу к тебе.
чудовищно устала...
"эй, дамочка! приехали, не спать!"
мда... что б я там себе ни намечтала,
таксисту деньги - и опять пахать...©

И ты крепок, как самый безумный кубинский ром....

И ты крепок, как самый безумный кубинский ром,
а в глазах у тебя - это сдержанное лукавство...
Мы разложим с тобой столовое серебро,
отмечая на карте им золото и богатства,
разработаем план захвата чужих портов
и представим, как в панике мечутся городишки...
Я отдам тебе треуголку, ведь ты готов
стать моим Капитаном - и этим весьма гордишься.
В чем же суть? - Крепок ром, как безумие. - По глотку
я случаюсь смелее, и кажется очень просто
говорить тебе: "Капитан, обозначьте курс!
Я хочу разделить с вами самый пустынный остров..."

— Лина Сальникова

Поговори со мной на французском.

Поговори со мной на французском.
Точнее, для меня...
С чашкой чая, еле-еле меня обняв...
Я так люблю твои монологи.
Твои слова распадутся на слоги,
Посыпятся на мои окна дождем из слов.
И окна не выдержат этой нагрузки,
Треснут, и не поможет хоть сотня швов...
Я утону в твоем голосе, не вникая в суть.
Поговори со мной на французском...
Еще чуть-чуть..©

вторник, 31 января 2017 г.

Играет соло саксофон...

В руках дрожащих саксофон
субтоном нежным
хрипит - и рвётся сердца стон…
И чуть небрежно
на кнопки жмёт саксофонист -
душа рыдает...
Вся жизнь – игра…То пас, то вист…
От ада к раю -

шагнуть за дверь судьбы шальной
в воронку жизни…
Мой Ангел видит всё без слов,
читает мысли…
А в них по-прежнему звучит
стон Lacrimosa…
И в сердце цепкий свинга ритм
сидит занозой…

Знакомый столик наших встреч,
зал ресторана…
О, сколько память будет жечь
сквозную рану?
Горчащий кофе за сто крон
пью с неохотой…
Играет соло саксофон
дрожащей нотой…

© Валерия Леденёва
Источник

Я стану для тебя француженкой.

Я стану для тебя француженкой
С короткой стрижкой.
Смешливой и слегка простуженной,
Почти мальчишкой.

Я научусь глотать вино, как чай,
Любовь - как воздух,
И первой успевать сказать "прощай",
Дымя на звезды,

И на мосту всегда грустить одной
Все понемножку,
И возвращаться по утрам домой.
К голодной кошке.

© Джу

Пить с ней мартини....

Пить с ней мартини. Пахнуть её духами.
Лежать — в колени голову, так уютней.
Смотреть, как солнце между ресниц порхает,
и лето льется песней из старой лютни.
Дарить ей эльфов — крошечных, невесомых,
чуть больше дюйма, крылья из перламутра…
Её баюкать — сотнями сказок сонных.
Будить одним своим поцелуем утром.
Варить ей кофе, прятать в прохладу шелка,
плести браслет из бусинок и ракушек,
входить в её океаны — волной
на жёлтом песчаном горизонте рисуя душу.
Дышать ей — настежь легкие раскрывая.
Держать, сжимая время вокруг запястья…
Терять её- мучительно понимая,
что вместе с ней куда-то уходит счастье.

— Кот Басё

В чужой стране.

Огонь, загораясь, безвольно потух,
в чужой мне стране, но до боли знакомой..
французская речь мне не резала слух,
но я заскучал по привычному слову!

По старым, безвкусным, российским домам,
по зимам без женщин в квартире столичной.
пока я живу все останется там,
и ты в том числе и твое безразличье...

Чужое «je t'aime» и твое — уходи,
мой трудный характер развел нас по свету;
французский таксист меня тащит в такси,
и молча везет по парижским проспектам!

Но разом исчезли причины проблем,
и прошлое чудом сменилось на «ново».
твое «уходи» и чужое «je t'aime»
меня
отдаляют
от русского
слова.

— Ах Астахова